На высоте

«Лидерство налагает на человека серьезные обязательства. Это планка, ниже которой опускаться нельзя. Слабой быть запрещается», — говорит спортивная героиня прошедшего года гимнастка Евгения Канаева
13/06/2011 - 19:16

Спортивные итоги прошедшего 2010 года оказались для России не самыми удачными. Провальные Зимние игры в Ванкувере, неудачи в футболе и хоккее... И все же 2010 год войдет в историю как триумф одиннадцатикратной чемпионки мира, девятикратной чемпионки Европы по художественной гимнастике Евгении Канаевой. Федерация спортивных журналистов России (ФСЖР) включила Евгению в число самых успешных российских спортсменов 2010 года. Впрочем, только ли года? В течение нескольких лет она не проиграла ни одного крупнейшего международного турнира. В 2008 году — олимпийское «золото» в Пекине. В 2009-м опять «золото» — причем во всех четырех видах программы — на чемпионате Европы в Баку. Еще 9 золотых медалей на Универсиаде в Белграде и Всемирных играх в Тайване. В 2010-м — блестящая победа в личном многоборье на тридцатом, юбилейном, чемпионате мира в Москве... Ставим многоточие: ее главные вершины наверняка впереди. Говорят ведь, что Женин девиз — «Пан или пропал!».

Это только в самом детстве маленькую Женьку в спортзал привела бабушка. А дальше — сама, на свой страх и риск. В двенадцать лет отправилась в Москву, одна, без родителей, на сборы в составе группы молодых гимнасток из Омска. Поначалу брала упрямством. И получилось: Евгению пригласили в школу олимпийского резерва. А уже в 2003 году она победила на клубном чемпионате мира в категории юниоров в Японии. Тогда-то ее и заметила Ирина Винер. Ну а дальше — спортбаза сборной в Новогорске, и каждый день — пан или пропал... Даже теперь, когда спортивные успехи очевидны, а мастерство — на самой высоте, легче не стало. Именно это мы поняли из разговора со знаменитой гимнасткой.

— Евгения, вы сегодня на троне. Трудно быть первой?

— Всегда гоню мысли о первом месте как таковом, пытаюсь сосредоточиться на том, что происходит в данный момент, на чистоте элементов, выполняемых на ковре. Думаю, что это правильно. Нелегко постоянно держать себя в хорошей физической форме, в определенном психологическом состоянии, но без этого в художественной гимнастике делать нечего. Любое лидерство налагает на человека серьезные обязательства. Это планка, ниже которой опускаться нельзя. Слабой быть запрещается.

— Осталась ли для вас в художественной гимнастике загадка или все уже изучено, пройдено и сдано?

— Возможно, разочарую вас. Никакой загадки в художественной гимнастике нет. Скорее наоборот — вместо тайн и вопросов есть постоянный труд и необходимость слушать тренера. Все делают два пируэта, а ты, образно говоря, стремись сделать три или четыре. Вот, собственно, и все.

— В гимнастике принято называть элементы по фамилиям спортсменок, исполнивших их впервые. Скоро ли ждать «элемент Канаевой»?

— О том, чтобы себя таким образом увековечить, я, честно говоря, не думала. По крайней мере пока. У меня остались еще неосвоенные элементы — например, некоторые прыжки, придуманные Ирой Чащиной. Кстати, не всегда элементы называют именами тех, кто их первым сделал. Например, один из знаменитых «элементов Утяшевой» — заднюю затяжку — впервые выполнила Яна Батыршина.

— Говорят, что такие казусы иногда случаются в результате интриг, порождаемых завистью со стороны соперниц. На себе приходится ее ощущать?

— Я стараюсь не принимать близко к сердцу негатив. Это не в моем характере. И зависти по отношению к себе не чувствую, вообще не думаю об этом. На соперников всегда смотрю с интересом, оцениваю их выступления как профессионал.

— Ирина Винер как-то назвала вас ангелом, к которому не пристает ничего плохого. Согласны?

— Нет-нет, я не такая, но над собой работаю (смеется). Недостатков у меня много, я не идеальная — это уж точно. Куда же без них, я живой человек! Но пытаюсь слабости скрывать, чтобы выглядеть в выгодном свете. У меня вот от природы нет шикарных в гимнастическом понимании стоп. А, например, у Иры Чащиной не было гипергибкости. Но никто этого даже не знал — от природы ей дано было потрясающе двигаться. Борюсь с тем, что мне в себе не нравится. Хотелось бы сбросить вес, увеличить амплитуду движений, над хореографией поработать. Знаю за собой одну слабость — покушать люблю. Обожаю шоколадки и вообще все сладкое. Еще, бывает, ленюсь.

— Шутите?

— Правда! На тренировках мне помогает тренер Вера Ефремовна Штельбаумс. Если становлюсь совсем «плохой девочкой», то может и прикрикнуть. У нас доверительные отношения, как это бывает у очень-очень близких людей. Мы обе приехали из Омска, живем и работаем на тренировочной базе в Новогорске. Она мой главный учитель.

— Кто еще из близких оказал на вас влияние в жизни?

— Бабушка, Ирина Александровна, которая, собственно, и привела меня в гимнастику. А еще старший брат Егор и, конечно, мама Светлана. В детстве настоящим кумиром была для меня Ира Чащина! Мне несказанно повезло, что занималась рядом с ней. Помню, смотрела на ее тренировки и выступления с непроходящим восторгом. Она, кстати, научила меня быть щедрой. Не жадничать, а отдавать. Как говорит Ирина Александровна Винер, «отдашь все, вернется вдвое больше». Надо учиться радоваться за других.

— Даже за конкуренток?

— А почему нет? Тем более что соперницы подрастают сильные: белоруски, азербайджанки. Очень выразительна украинская гимнастка Алина Максименко. И у каждой своя индивидуальность.

— Бывает ли так, что руки опускаются и хочется, чтобы все оставили в покое?

— В начале года, когда мне ставят новую программу, такая ситуация почти норма. Многое не получается. Начинаются волнения, которые иногда перерастают в состояние «все, больше не могу, ничего не умею». Закрываю глаза, стараюсь думать о чем-нибудь хорошем, и уверенность постепенно возвращается. Не надо себя лишний раз накручивать.

— Вы максималист только в спорте или в жизни тоже?

— В жизни тоже. Хочу все и сразу. Но не просто так, для этого готова много работать. Лесть не люблю. Люблю, когда хвалят, но только за дело и от души.

— У вас репутация закрытого человека. Это что — маска, способ защиты или особенность характера?

— Я совершенно не закрытый человек, хотя действительно меня почему-то часто представляют именно такой. Возможно, судят по интервью, которые у меня брали непосредственно перед соревнованиями. Вообще-то перед выступлениями стараюсь в течение месяца ни с кем не общаться. Меня в это время лучше не трогать.

— Но ведь соревнования соревнованиям рознь. Есть рядовой турнир, а есть чемпионат мира.

— Стараюсь всегда быть на высоте, но все время быть идеальным невозможно. Случаются соревнования, на которых у спортсмена происходит спад, и это считается нормальным. Моя задача — сделать так, чтобы это не бросалось в глаза. Уметь себя держать в руках тоже не всегда просто. С нами, конечно, работают психологи, но каждый человек сам себе психолог. Если сможешь в нужный момент собраться, значит, и в жизни не пропадешь. Недавно мама нашла мой детский дневник, и там я, оказывается, писала о своем желании стать олимпийской чемпионкой, а мне всего лет семь было. Значит, уже тогда по-настоящему хотела стать первой.

— Чем будете заниматься, когда карьера гимнастки завершится?

— В детстве мечтала стать художником, даже получалось неплохо рисовать. Сейчас интересуюсь иностранными языками. Хотела бы в совершенстве освоить английский. В перспективе хочу выучить французский и испанский — нравятся очень. Но пока планы на жизнь после спорта не строю. Очень хотела бы выступить на Олимпиаде 2012 года в Лондоне, но точно знаю, что попасть туда будет сложно. В России подросло целое поколение хороших «художниц», которые показывают отличные выступления на соревнованиях, проходящих одно за другим. Так что расслабляться пока рано.

Итоги 

Комментарии
Отправить комментарий
Смайлы
:):D:bigsmile:;):p
CAPTCHA
Вопрос для проверки. Если не хотите его видеть, зарегистрируйтесь - это просто.